Комплексные исследования КМА в начале ХХ века

Наблюдения проводились в очень трудных условиях. Предстояло измерять силу тяжести на открытой местности — в поле. Обычно подобные наблюдения производятся в помещениях, хорошо защищенных от быстрых изменений температуры, с каменным полом для прочной установки приборов. В 1916—1917 гг. П. К. Штернберг выбирал для таких измерений подвалы церквей, которые представляли почти идеальные условия. Здесь же, в поле, трудности были преодолены оригинальным способом: в глубоком черноземе рыли прямоугольные ямы размером 1,25х4 м и глубиной 1,4 м. Их накрывали двойной двускатной крышей из фанеры. В одном конце такой ямы вкапывали в грунт медный тяжелый усеченный конус («колокол») с массивным кольцом вверху. На кольцо ставили трехмаятниковый прибор Штюкрата с латунными маятниками. В другом конце ямы на упаковочном ящике устанавливали прибор-счетчик и контактный хронометр для определения периодов маятников. По этому же хронометру определяли время, принимая ритмические радиосигналы, передававшиеся Московской («Ходынка») и Петроградской («Новая Голландия») радиостанциями.


Маятниковые наблюдения на каждом пункте длились в течение двух суток. Наблюдения уверенно выявили увеличение силы тяжести примерно на 7 мгал в центральной точке — над «хребтом» магнитной аномалии — и некоторую асимметрию в обе стороны от нее: к востоку сила тяжести несколько повышалась по сравнению с западными пунктами. Определения горизонтальных градиентов силы тяжести подтверждали эту особенность. Вскоре нашли и правильное объяснение: на глубине порядка 150 м под поверхностью почвы залегает подземный «хребет» тяжелых железоносных кварцитов с корнями, уходящими далеко вглубь, резко обрывающийся к западу и пологий к востоку. Заложенная близ центральной точки буровая скважина подтвердила такую интерпретацию, так как на глубине 160 м были встречены очень твердые кварцитовые породы с содержанием железа, увеличивающимся вглубь. Их можно было пройти лишь алмазным бурением.


Наряду с гравиметрической разведкой в КМА производилась детальная магнитная съемка, а впоследствии испытана и сейсмическая разведка. В течение следующих пяти лет продолжались всесторонние исследования, которые охватили районы Тима, сел Салтыковки и Огибного, а также города Белгорода. Всего было определено 53 гравиметрических пункта, из них два повторно. Закончилась удачей попытка определить астрогеодезическими методами уклонения отвеса, на которые заметно влияло притяжение тяжелых подземных масс.


В комплексных исследованиях участвовали главным образом молодые ученые: в маятниковых наблюдениях — Н. Н. Парийский (теперь член-корреспондент Академии наук СССР), а в магнитной съемке, руководимой А. И. Заборовским, — М. А. Леонтович (ныне академик). Интерпретацией занимались будущие академики О. Ю. Шмидт, Г. А. Гамбурцев, а также Л. В. Сорокин, впоследствии ставший профессором Московского университета. В президиуме Комиссии состоял крупнейший геолог академик А. Д. Архангельский.


В 1926 г. закончился первый период геофизической разведки, выявивший огромные запасы железистых кварцитов на большой площади Курской и Белгородской областей.


Запасы железной руды в районе КМА исчисляются десятками и сотнями миллиардов тонн и имеют огромное народнохозяйственное значение. Кроме железной руды там есть и залежи бокситов. А в южной части аномалии у самой поверхности — большие толщи мела, пригодного для производства цемента. Особенно благоприятно географическое расположение курских месторождений в центре европейской части Союза, поблизости от больших энергетических ресурсов, что с лихвой искупает необходимость обогащения ближайших к земной поверхности залежей, содержащих около 30—35% железа, тогда как более глубокие руды содержат свыше 60% этого основного металла черной металлургии. В настоящее время разработка руд идет широким фронтом.


Важно отметить, что советские ученые по призыву В. И. Ленина внесли фундаментальный вклад в выявление и разведку этого уникального месторождения полезных ископаемых. Замечали ли вы, что в магазинах на растениях используют бирки «колышек»